События

Естественные роды VS кесарево сечение. Опыт многодетной мамы

Если бы рожать не больно —
всякая девица была бы довольна

Каждая девушка рано или поздно задумывается о том, как же это прекрасно — стать мамой. У большинства женщин при виде младенца на лице появляется нежная улыбка. Материнство — это счастье! Быть мамой — это дар божий!

кесарево сечение или естественные роды

Параллельно с этим, пожалуй, не меньшее число женщин при слове «роды» состроит кислую гримасу. Каким бы естественным не был этот процесс, каким бы долгожданным не был новорожденный малыш, большинство мам, особенно ожидающий первенца, совершенно не в восторге от естественных родов. Они боятся родов по той причине, что это больно. Следовательно, большая часть беременных женщин всячески изучают и подбирают методы, позволяющие им пропустить болезненную часть роддомовского спектакля. Кто-то использует техники медитации, иные слушают классическую музыку или принимают теплый душ; наиболее ранимые и чувствительные натуры спят и видят чудеса эпидуральной анестезии, а то и с радостью примут кесарево сечение. У каждого своя история и каждая имеет право быть!

И у меня своя история, которой хочу поделиться. Просто рассказать — никого ни к чему не склоняя.

Кесарево сечение или естественные роды

У меня трое деток. А значит, я прошла через трое родов. Были они разные — нормальные физиологические роды и кесарево сечение, так что сравнить мне есть с чем. Очевидно, что и у того, и у другого варианта есть свои плюсы и минусы или, вернее сказать, свои более и менее приятные особенности. Такая вот вся из себя опытная :), я хочу поделиться с вами своим взглядом на этот «щекотливый» процесс.

Начну с естественных родов. Первое, что может вызвать ехидную ухмылку, так это само название — «естественные роды». Ведь процесс, всем известно, по ощущениям малоприятный; зачем, спрашивается, то, что так естественно, должно быть так болезненно? Вопрос, конечно, риторический. И все же. Физиологические роды.

Да, процесс, мягко сказать, по ощущениям далек от SPA-процедур. Все знают, что это больно. Боль, сопровождающая появление на свет такого дорого и долгожданного ребеночка, сложно поддается описанию. Мне она кажется не столько нестерпимой, а скорее противной и изматывающей. Что же она напоминает?

Ощущения такие, словно мышцы внизу живота одновременно сильно распирает изнутри, усердно растягивают снаружи, ноющая боль отдает в поясницу, и тебе кажется, что ты стала героиней crash-теста, где тебя около минуты одновременно испытывают на растяжение, сжатие, скручивание и раздувание, причем на грани заложенных в тебе возможностей.

Ты терпишь, набрав полную грудь воздуха и отсчитывая такие медленные секунды, и когда тебе кажется, что всё!, не могу больше, — тут вот начинает немного попускать. Ты несказанно рада и надеешься, что сейчас передохнешь чуток и морально подготовишься к следующему «забегу», но… не тут-то было! Тебя уже поджидает если не тошнота (ты от нее, конечно же, в шоке, ведь ничего плохого ты не ела и никак не можешь понять, какого черта ко всем «прелестям» тебя еще и мутит), так озноб, от которого зуб на зуб не попадает (хотя в родзале окна, как полагается, задраены, да и носки ты уже надела — все равно не помогает). Одним словом, расслабиться никак не получается. А тут уже и новая волна накатывает, и снова у тебя ниже пояса все мышцы в одночасье взвывают так, словно вот-вот не выдержат и лопнут. Дышать! Главное дышать! — говоришь ты себе, тщательно эксплуатируя легкие и активно перегоняя через себя роддомовский кислород. Еще лучше помогает счет. «Вдох: раз, два, три. Выдох: раз, два, три. Снова вдох: раз, два. Выдох: раз, два…» Пока ты поглощена этой математикой, тебя снова начинает понемногу отпускать. Фух! — думаешь ты. Еще одна миновала. Долгожданный перерыв. Отдохнуть бы. Но не тут-то было! Приходит доктор и предлагает послушать сердечко или проверить раскрытие. Затем он сообщает, что еще минут сорок, может час и ты родишь. От этой «чудесной» новости (ведь тебе кажется, что ты уже и пятнадцати минут в таком же духе не протянешь) ты в тихом шоке, а врач, словно издеваясь, предлагает тебе двигаться, а не лежать, «тогда будет быстрее».

Вот где-то так это и выглядит, с одной лишь поправкой: «лучшая» часть этого мероприятия может длиться от пары часов до целого дня. И сразу становится неудивительно, почему так много будущих мам просто спят и видят какую-нибудь мооощщщную анестезию или мечтают о кесаревом сечении. Еще бы! Сделали тебе укольчик и жди себе, а не мучайся несколько часов кряду в болезненных схватках. Хочешь книжки читай, хочешь музыку слушай. Ну, а плановое кесарево вообще благодать божья! Анестезию получила, легла (сейчас даже в сознании можно быть во время операции), и слушаешь, как врачи над тобой беседуют на тему погоды, кошачьего корма, детской успеваемости в школе или тяжелой смены. Ты даешься диву, как же так можно, над тобой о какой-то фигне трындеть, ведь у тебя сейчас такой ответственный момент?! И пока ты увлечена своими мыслями и тревогами, проходит заветных десять-пятнадцать минут, и тут ты слышишь первый крик своего крохи…

Как? Неужели все? Малыш теперь с тобой? Слегка протертую мордашку тебе подсовывают, чтобы ты поцеловала, и спрашивают, как ты назовешь ребеночка. Затем говорят, что еще минут двадцать и операция закончится. Заштопают и отпустят на отдых в реанимацию. Как здорово! Все позади!

Знаете, о чем я думала во время операции? Когда мне вводили наркоз, я все обращалась к Богу с мыслью, а вдруг сейчас все пойдет само собой и не нужно будет оперировать? Может еще чуточку подождать? Ведь не первый же раз!

А через десять минут, когда моя лялька уже выражала недовольство первым в ее жизни одеванием, я прислушивалась к себе: а вдруг мне это приснилось? Ведь как такое может быть — выносить под грудью все девять месяцев, делить с ней пищу и воздух, всегда быть рядом, и так и не родить?! Вот она рядышком, здоровенькая, славненькая девочка, которая появилась на свет как раз в тот день, как я и хотела, но я не родила ее! НЕТ! НЕ РОДИЛА! Мы не сделали этого вместе, и это казалось мне предательством.

Трагедией это, конечно же, не стало. Операция прошла быстро и хорошо, рядом был мой врач, которому я полностью доверяла, со мной было все в порядке, а ребенок был абсолютно здоров, и все же в душе моей была печаль. Такой сценарий я вообще не рассматривала. Глядя на мой потерянный взгляд, доктор успокоил: «Если захочешь еще ребенка, сможешь родить сама».

Прошло время. Теперь я редко вспоминаю об этом грустном для меня событии и радуюсь, что детки здоровы и веселы, а мы вместе с ними. У нас трое детей, как мы с мужем и хотели. Программа выполнена. Но, знаете, я бы очень хотела еще раз родить. Именно родить: еще раз пережить этот процесс от начала и до конца в его естественном течении. И совсем не от того, что я мазохистка или не вполне успела прочувствовать всех прелестей родов.

А потому, что я четко помню тот момент, когда ребеночек вот только-только родился, его положили тебе на грудь — такого уютно тепленького и неповторимо нежного, — и тебе уже наконец-то не больно, и еще не начались все эти младенческие заботы и бессонные ночи, чудеса лактации и фестивали коликов, а есть только исчерпывающее единение с малюткой; чувствуется его робкое дыхание, слабые инстинктивные попытки доползти к груди и мои глаза прикованы к его влажной головушке, размером чуть больше кулака. Это момент истины, час блаженства, когда ты любишь всех и благодарна каждому за то чудо, которое переживаешь прямо там, на родильном столе. Ничто в жизни не может сравнится с тем позитивом, который способна ощутить женщина в эти минуты. На глазах выступают слезы, словно божественная роса счастья, и так хочется прильнуть губами к этому крошечному личику и целовать его, нежить, любить. Да что там слова! Они не в силах передать те ощущение, которые будто стремительным водопадом смывают воспоминания о боли, и над ними вдруг появляется радуга, как подтверждение того, что состоялось чудо и родилась новая жизнь.

Одним словом, лично я убеждена, милые девушки, что вот именно ради этих нескольких минут всепоглощающего блаженства стоит пережить и мужественно вытерпеть уготовленные нам природой боль и мучения родов. Мы — женщины, и наша задача быть сильными тогда, когда от нас зависит новая жизнь.

Автор: Марина Мостепан, мама троих детей